ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
О КОМПАНИИ
НАШИ КОНТАКТЫ
ЗАКАЗ ОНЛАЙН
ФОТОГАЛЕРЕЯ
ПРОДУКЦИЯ
Балконные ограждения
Беседки
Ворота
Вывески кованые
Двери металлические, решетчатые, с элементами ковки, под стеклопакет
Декоративные элементы
Детские игровые комплексы
Заборы и ограждения
Изделия из нержавейки
Калитки
Каминные принадлежности
Клумбы
Кованые перила, лестницы
Кованые скульптуры, эксклюзивная ковка
КОВАНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ ОПТОМ
Козырьки
Лестницы
Мангалы
мангалы
Мебель кованая: столы, стулья, кровати, полки, вешалки
Мусорные площадки
Навесы
Оголовки, колпаки на столбы
Остановочные комплексы
Перголы, арки для цветов, свадебные арки
Подсвечники
Подставки под цветы
Подъездные двери
Почтовые ящики
Противопожарные Двери
Решетки на окна
Ритуальная продукция
Скамейки
теплицы акция
Теплицы под поликарбонат
Торговые павильоны
Урны
Флюгеры
Фонари
Художественная Резка Металла
НОВОСТИ
ВЫСТАВКИ
СТАТЬИ
ВИДЕО
НАГРАДЫ
СЕРТИФИКАТЫ
ВАКАНСИИ

Обаяние металла

31.03.2016

Обаяние металла

Рассказ о том, как стойкость женщины помогла сохранить мужской коллектив.

Тысячеградусное голубое пламя из газовой горелки тугими волнами обрушивается на расположенные в кузнечном горне металлические стержни. Немыслимый жар раскаляет заготовки до прозрачной красноты, но их форму изменить не может. Её по своему усмотрению изменит кузнец, отправив горячий и податливый материал в тиски станка, пресса или под молот наковальни, чтобы изогнуть или расплющить стержень, превратив его в замысловатый завиток или предмет, необходимый в хозяйстве. Если бы металл - представим такое - был существом одушевлённым, он, так же, как и манипулирующий им человек, осознавал: несмотря ни на какие испытания, мощные температурные и механические воздействия, его внутренние свойства останутся прежними, неизменными - железными.

«Не надо ходить с шапкой по кругу»

Две больших собаки – кудлатая Нора и гладкошёрстная Жужа, - заслышав звук нашего подъезжающего автомобиля, замерли в выжидающих позах и внимательно следят за нами. Понятно, что сейчас по графику время приёма гостей – ворота во двор открыты настежь. Но мало ли чего можно ожидать от посетителей, а вдруг они не пройдут сразу в контору, а посягнут на охраняемую ими территорию, где за витиеватыми решётками оград, в царстве распустившихся роз у изящных скамеечек и светильников прогуливаются диковинные птицы павлины с горящими самоцветами в оперении, расправляет крылья орёл, а золотой петушок возвещает о начале дня рыцарям в доспехах.

ТеремокСпокойно, охрана! Мы – народ дисциплинированный.

Людмилу Васильевну для съёмки и разговора в директорское кресло никак не усадить.

- Нет, сначала мы пойдём к людям, я хочу рассказать вам обо всех наших работниках, у нас замечательный коллектив, это мастера высочайшего класса.

К Людмиле Васильевне Лукиной нас привело письмо в редакцию «ННГ» и личные просьбы ветеранов новгородской организации реабилитированных жертв политических репрессий, которые просили рассказать о чуткости и отзывчивости руководителя и работников ООО «Теремок», о помощи, которую они оказали, и о самом предприятии с очень необычной судьбой.

Ветераны вспоминали, как, отчаявшись добиться полного обещанного благоустройства у перенесённого с набережной реки Гзень на улицу Мусы Джалиля - Духовскую памятника жертвам политических репрессий и создания Сквера памяти, они просили хотя бы установить арку, чтобы облагородить территорию до проведения предстоящего памятного митинга. У города денег не было. И наблюдательная ветеранская комиссия чуть ли не с шапкой по кругу ходить собиралась.

- Не надо идти с шапкой по кругу. Мы сделаем. Мы ведь тоже люди… - сказала им тогда Людмила Васильевна.

И сделали: безвозмездно изготовили и установили на бетонном основании металлическую арку входа в сквер и недостающие секции решётки ограждения. Теперь, как говорят ветераны, эта часть Сквера памяти со стороны улицы выглядит вполне достойно.

Не сломив упорства хозяйки, вслед за ней покидаем кабинет.

Мастера на все руки

На участках большого цеха идёт обычная работа. «Теремок» расположился в бывшем складе-ангаре уже не существующего завода «Элкон» - некогда крупного новгородского предприятия радиоэлектронной промышленности.Теремок

Людмила Васильевна представляет каждого находящегося в цехе. Говорит тепло, о каждом – как о близком человеке, рассказывая подробности биографии. Такое ощущение, что ты попал в семью, большую и дружную. На самом деле так оно, наверно, и есть. Коллектив «Теремка», в котором сейчас насчитывается тридцать человек, - стабильный, практически нет тех, кто проработал бы здесь менее десяти лет, многие трудятся со дня создания предприятия, то есть 25 лет. Но и эта четверть века – далеко не весь срок их общения на производстве, да и не только на производстве. До того, как вынужденно покинуть в 90-х умирающий «Элкон» и создать собственное предприятие, они проработали бок о бок на одном участке родного завода многие годы.

Участок ковки, или кузнечный. Здесь все работники – специалисты высокой квалификации. Вот Николай Ожегов, мастер на все руки, стаж в «Теремке» больше пятнадцати лет, мы его застаём у горна, и фамилия у него подходящая, чтобы иметь дело с огнём, а специальность у него другая, он слесарь механосборочных работ, но в цехе все могут заменить друг друга.

Юрий Дарушин так же, как и Ожегов, слесарь, он на предприятии уже более двадцати лет, молод – а уже ветеран производства, в работе незаменим, сегодня у него немного монотонное занятие (но от такого, увы, тоже никуда не денешься) – гнёт на станке горячие заготовки в завитушки для чьего-то дачного заборчика.

ТеремокДиректор водит нас от одного рабочего места к другому, от станка к станку. «Это Илья Масляков, - представляет, - он с нами уже двенадцать лет, пришёл совсем молоденьким строителем, а сейчас освоил другие специальности, любые работы выполнить может, это его высокоточный отрезной станок, режет любую заготовку под любым углом».

Рядом с ним мастер, Юлия Шведова. Она тоже давно на предприятии, в прошлом году закончила институт, здесь познакомилась со своим мужем, Виталием, теперь у них уже пятнадцатилетний сын. «Мы рады, что здесь сложилась их семья, рады, что и она, и Виталий работают с нами», - говорит директор.

Укротитель металла, и с любым инструментом «на ты» - кузнец и слесарь механосборочных работ Валерий Орлов. А это мастер Ольга Александровна Богданова. Маленькая, хрупкая, стройная, она, оказывается, старожил завода: если считать с «элконовскими» временами, то на производстве она уже почти тридцать лет.

Надо отметить, что мастера, руководящий состав «Теремка» – весь женский. Впрочем, мужчин это не задевает, во-первых, потому, что женщины заведомо слабее физически, и им в качестве рабочих здесь, на чисто мужском производстве, - где огонь, сварка, где нужно таскать тяжести, - делать, честно говоря, нечего. А во-вторых, соотношение мужчины-женщины составляет примерно пять к одному, так что сильный пол, как ни крути, всегда с перевесом, в абсолютном большинстве.

Не отвлекаясь на происходящее, продолжает нажимать на педали молота Борис Иванович Гурин. Бум, бум, бум – эхо повторяет звук тяжёлых ударов и делает их объёмными в пространстве цеха. Но Борис Иванович, как оказалось, - тонких дел мастер. «Он у нас индивидуально работает, делает эксклюзивные изделия, - хозяйка-экскурсовод старается говорить громче. – Знаете, это он - автор памятника Садко, который сейчас стоит у гостиницы «Садко», мы его подарили городу на 1150-летие».

На слесарно-сборочном участке слесари Владимир Владимирович Карпушенко («но не Путин», - шутит Людмила Васильевна) и Алексей Приходько на станке что-тоТеремок вытворяют с огромной металлической конструкцией, замеряя, поворачивая. Похоже, это будущая арка. «Лёша, ты ведь из 7-го училища?» - уточняет директор. И добавляет: «Он хороший парень, проходил у нас практику и так и остался, мы его приняли. У нас много практикантов бывает, и многие потом остаются у нас работать».

Андрея Сысоева, который перемещается по цеху, появляясь то внизу, то в освещённом помещении под перекрытиями, начальница всё-таки останавливает перед фотоаппаратом. Он, как и другие слесари механосборочных работ, выполняет и замеры будущих конструкций на местах, и рисует эскизы. Сысоевы – одна из династий в «Теремке». Правда, сын, придя после окончания училища, оказался на предприятии раньше, чем отец. Андрей здесь уже около пятнадцати лет, а его отец, Владимир Николаевич, сварщик, - более десяти.

«Очень дорожу своим коллективом. Они замечательные люди, самородки. Мы практически все - бывшие работники «Элкона», а теперь сюда пришли и дети наших работников. Мы столько вместе прошли, выстояли в испытаниях, поддерживая друг друга. Не ценить этого нельзя», - в голосе нашего гида по цеху по-прежнему тёплые, порой трогательные ноты.

«Думали, придётся отстреливаться»

До сих пор, спустя теперь уже десятки лет, другого определения, чем «страшные», Людмила Лукина для 90-х годов минувшего века подобрать не может.

Радужные надежды, вызванные начавшимися в стране политическими и провозглашёнными экономическими преобразованиями, быстро угасали. Экономика рушилась, предприятия останавливались. Работникам подразделений завода «Элкон» сначала предлагали перейти на две трети рабочего времени, потом оставляли без зарплаты, потом сокращали, предоставив выбор – найти другую работу или, за её отсутствием, уйти в никуда. Пришла очередь и участка нестандартного оборудования ремонтно-механического цеха (выпускавшего сельхозмашины, всевозможные конвейерные линии), которым руководила Людмила Васильевна.

ТеремокК тому времени, учитывая ситуацию и уже имеющийся опыт изготовления товаров народного потребления (чтобы удовлетворить спрос населения, всем предприятиям было предписано их выпускать, и «Элкон» наряду с базовой продукцией – кинескопами - изготавливал, к примеру, светильники, благо на предприятии был свой стекольный цех, а также лопаты, совки и прочее), Людмила Васильевна обошла городские конторы и фирмы, изучила их спрос и подготовила бизнес-план с предложениями, чем участок всё-таки может быть полезен заводу в такое нестабильное время.

С ним и пришла к директору завода. Он с её доводами согласился. Участок не был ликвидирован. Люди продолжали работать. Потуже затягивали пояса, всё вкладывая в металл и материалы. Так же, как и чуть позднее, уже оформив собственное предприятие, производили ограды, ворота, двери, памятники по заказам населения. Свои заказы разместили предприятие «Ритус» и миграционная служба.

Но зарплату могли не получать по полгода. Людмила Васильевна вспоминает, как ходила со своей коллегой к директору выпрашивать для неё деньги, чтобы сыну, отслужившему в армии в Мурманской области, было на что вернуться домой, в Новгород. Виталий Шведов благополучно добрался до родного города, устроился на работу в «Теремок», потом получил высшее образование, и как мы уже знаем, работает здесь со своей женой Юлией.

Подробности того тяжёлого периода стереть из памяти невозможно. Людмила Васильевна вспоминает:Теремок

«Обстоятельства складывались не в нашу пользу. На завод пришло новое руководство, нам назначили немыслимо высокую арендную плату, она была непосильной, выше всего нашего месячного валового дохода. Мы поняли, что нас испытывают на выживание.

Потом наступил 1994 год. «Элкон» остановился, всех работников отправили по домам. В корпусах и на территории завода творился бедлам. Мародёры выламывали двери, снимали кровлю с корпусов, из оборудования извлекали драгоценные металлы. Дымились костры – на них обжигали медь с двигателей. Оставленные за начальство люди, не стесняясь, торговали складским содержимым. А потом заводу отключили теплоснабжение, замерзали водопровод и канализация.

Нашу горстку безумцев никто не брал во внимание. Считалось, что на заводе работников нет. Почти наступило отчаянье, когда отключили последнюю действующую заводскую подстанцию. Переподключиться от другого источника – это неделя работы бригады электриков, что было не под силу нашему маленькому участку слесарей и сварщиков. Но мы это сделали за одну ночь. Новую ветку тянули по чердаку здания. Добровольцы с бригадиром Владимиром Евгеньевичем Лузановым работали в темноте цехе, на высоте десяти метров, разматывая тяжеленный кабель и удерживаясь на каркасе перекрытий. Я молила Бога, чтобы все остались живы.

Уже шли торги предприятия. Корпуса стояли пустыми. А нам уходить было некуда. В пылу мужчины (все были охотники) даже решили: будем отстреливаться, если появятся мародёры, или насильно будут выгонять. Я пошла в администрацию города. Заместитель мэра Виктор Петрович Антюфеев сказал: «Мне доложили, что главный производственный корпус стоит пустой».

Но его здание так и не купили, и мы некоторое время продолжали арендовать свой участок. Ужаснее всего был собачий холод. Согревались в работе.

Наверно, наше упорство сподвигло принять решение о про­даже нам небольшого здания заводского склада. Оно имело плачевный вид. За очень короткое время сами подвели к нему коммуникации. Переезжали в январе, в дикий мороз. Торопились. На своей газельке перетаскивали собственное оборудование. Сразу же его устанавливали. Нам пришли помогать дети и жёны наших работ­ников. У наших девчонок кончики волос, выбивающиеся из-под шапки, ломались от сильного мороза. Такого я еще не видела.

Обедали замерзающим, похрустывающим на зубах супом. Многие после этого заболели, и кого-то из нас обретённые в ту пору болезни не оставляют до сих пор».

Медь на чёрном, бронза, шоколад

Большая металлическая дверь участка с плазменной установкой плотно закрывается, шумно включается принудительная вентиляция. Плазменный «карандаш», Теремокведомый компьютерной программой, сначала точками на металлическом листе обозначает контуры будущего изделия (чтобы показать нам процесс, Игорь Владимирович Гетманов, электромеханик, выбрал изящную подкову с лошадкой), затем вырезает его полностью. На всё уходит несколько минут – и сувенир готов. Тёплый металл можно взять в руки.

В художественной обработке изделий, которая культивируется в «Теремке», листовой металл играет важную роль. Из него можно изготовить любую, самую замысловатую ажурную конструкцию, совместить с ковкой, штамповкой и получить нечто уникальное.

«Мы стараемся, чтобы наши изделия были художественными произведениями», - говорит Людмила Васильевна. Она добавляет, что коллектив предприятия благодарен городской администрации, выделившей субсидию, на которую и было приобретено оборудование для плазменной обработки металлов.

В соседнем помещении художник Любовь Григорьевна Ильеня наносит кисточками весёленький рисунок на конструкцию будущей детской площадки. Любовь Григорьевна, долго проработавшая на предприятии, сейчас на заслуженном отдыхе, но, когда необходимо, приходит, чтобы помочь коллегам выполнить заказ.

В этом же помещении находится современная установка окрашивания металла путём электростатического напыления порошковой краски. Этот метод экологичен, краска не разбрызгивается, а притягивается к металлу, не только придавая ему приятный внешний вид (порошок – самый востребованный сейчас материал покрытия металла, имеющий массу всевозможных оттенков – медь на чёрном, бронза, шоколад, он имитирует все оттенки драгметаллов), но также обеспечивая антикоррозийную защиту.Теремок

Предприятие, пройдя этап становления, развивается. Есть досадный минус в работе – здесь она зачастую сезонная, и наибольший объём заказов бывает с марта по декабрь. Но тут уж - забота и начальника фирмы, и коммерческого директора Виктории Савельевой, и отдела заказов, где на компьютере обрабатывает эскизы технолог-дизайнер Ксения Соколова. Стратегия и тактика руководства направлены на то, чтобы предприятие не останавливалось. Чтобы работники не сидели без заработной платы, чтобы и зимой (а нынешняя зима была особенно трудной, говорят на предприятии) продукция выпускалась, пусть, на склад, но весной и летом она окажется востребованной. И зарплата в сезон будет повыше, чем оказалась в зимний период, – в среднем, 15-20 тысяч.

Сейчас предприятие может выполнять самые разнообразные заказы по ковке, художественной обработке металлов и материалов. Кто делает заказы? И население, и различные организации. Для предприятий города «Теремок» изготавливает строительные металлоконструкции, заказчики – новгородские фирмы «Деловой партнёр», «Глория», «XXI век», ПО «Квант». ТСЖ обычно заказывают малые формы, ограждения, козырьки, заборчики, ворота, парковочники, урны, скамейки – всё для благоустройства дворовых территорий.

«Хоть мы и находимся в отдалении, люди находят нас, приезжают за подарками, потому что мы делаем эксклюзивные изделия, сувениры, в единственном экземпляре, второго такого вы нигде не найдёте», - добавляет руководитель «Теремка».

Задача - сберечь начальника

Владимир Евгеньевич Лузанов – ближайший соратник директора. Другим словом не назовёшь, именно соратник – он был в числе десяти «безумцев», создававших и Теремокотстаивающих предприятие. С Людмилой Васильевной вместе на производстве они уже более сорока лет, ещё со времён «Элкона». По профессии он газоэлектросварщик 6-го разряда, самого высокого. Здесь овладел другими специальностями и говорит, что «может всё». В «Теремке» он начальник производства.

«Самые худшие времена уже позади? Какие моменты считаете сложными?» - задаю ему вопрос.

Он не перечисляет подробностей трудных 90-х. Просто говорит о том, что были и безысходность, и запал энергии, и азарт, люди пошли за Лукиной и почти подвиги совершали, работая днём и ночью, сутками.

«А сложные моменты? Да они бывают каждый день! Был беспредел, когда приходили такие заказчики, что только держись, говорили: так, мы заказываем у вас оградку, а если будет плохо сделано, вот тут три могилы, ваши будут четвёртой и пятой. Приходили бритоголовые, охрану предлагали. Что сберегло наше предприятие? Может быть, то, что руководит им женщина. Она им говорила: «Мальчики, я вам в матери гожусь», - и нас не трогали».

Сложностей и сегодня у «Теремка» хватает. Мешает, например, нездоровая конкуренция, когда где-то на задворках, в гаражах, не имея лицензии и каких-либо документов, подпольно делают «продукцию» - заборы, решётки, предлагая её на продажу как изделия «Теремка», которые потом рассыпаются, ломаются, разваливаются.

Рядом, в округе, на бывшей территории и в бывших корпусах «Элкона», сейчас располагаются порядка пятнадцати-двадцати различных фирм и фирмочек. Так получается, что взаимовыгодное проживание в рамках добрососедских отношений налаживает Лукина.Теремок

«Сейчас у нас новые проблемы, - рассказывает Людмила Васильевна. - Здесь плохие дороги, и чтобы их отремонтировать, мне приходится организовывать тут все фирмы. Организовывала всех, чтобы проложили сюда газ, провели электроэнергию. Так или иначе, люди прислушиваются, в основном здесь молодые руководители, правда, деньги не очень любят сдавать на общие нужды, например, на охрану территории. У нас есть своя охрана, но выходит, что она косвенно и соседей охраняет».

«Она очень хороший, отзывчивый человек. Её отношения с людьми построены на доброте и порядочности. Руководить людьми нелегко. Коллективом нужно управлять, это такая масса, как тесто, которое нужно постоянно месить, чтобы оно жило, дышало. Она умеет владеть, как говорится, кнутом и пряником, может быть строгой и требовательной. Обид, злости это не вызывает – всё воспринимается правильно. И люди её уважают», - говорит о директоре Владимир Евгеньевич.

И категорично заключает: «Наша задача – сберечь её. Сбережём – будет «Теремок», будем работать мы, и будет красота: наши изделия - металл с деревом, мрамором, зеркалом, с чем хочешь».

«Больны металлом», или Парижские мотивы

Вообще-то Людмила Васильевна сейчас мечтает об изделиях в сочетании металл-стекло. По её мнению, металл как материал, интересен сам по себе, но в соединении с деревом, пластиком, зеркалом придаёт предметам – утилитарным, практичным или изысканным, созданным для украшения, - новые свойства или необычную форму, радует глаз. Поэтому предприятие постоянно расширяет поле деятельности, тяготея к художественной обработке металла.

Теремок«Мы, все, наверно, всё-таки больны металлом, не знаю хорошо это или плохо», - рассуждает моя собеседница. И вспоминает, как с маленькой дочкой ездила в Париж, и они бродили по улицам и любовались металлическим убранством зданий – решётками, балкончиками, многочисленными, не повторяющими друг друга.

Среди специальной литературы на книжной полке в её кабинете – толстенный фолиант с рисунками металлических диковинок из Парижа, созданных мастерами несколько веков назад. Кое-какие идеи для изготовления собственных изделий «Теремок» черпает оттуда.

Женщина и металл – понятия трудно совместимые. Почему Людмила Васильевна связала себя именно с этой профессией? Видимо, так распорядилась судьба. Людмила Лукина из интеллигентной семьи, которая жила в Киргизии, мама – учительница немецкого языка, отец работал главным инженером на шахте. Бабушка - врач, дед – учитель.

Она с двоюродной сестрой поехала в Саратов, поступать в медицинский институт. Там был огромный конкурс, и пока девчонки раздумывали, какое учебное заведение выбрать, практически везде закончился приём документов. Оставался единственный техникум – электронных приборов, где приём ещё проводился на отделение обработки металлов резанием. Не возвращаться же обратно – и сёстры подали документы. Теремок

Позже она закончила механическое отделение Новгородского политехнического института. О полученной специальности Людмила Васильевна не пожалела никогда. И вообще, разве можно о чем-то жалеть, если, к примеру, работник твоего предприятия говорит: всё хорошее в моей жизни – здесь, я радуюсь, что прихожу сюда, вижу этих людей, у меня есть уверенность в том, что я опять приду сюда, у меня есть работа, которая увлекает?

«Теремок» постоянно участвует в выставках, городских праздниках, помогает городу в благоустройстве, принимает много практикантов, проводит мастер-классы. Людмила Васильевна с удовольствием показывает награды предприятия – благодарности мэрии, комитетов по архитектуре и благоустройству, дипломы конкурсов «Лучшее предприятие в сфере ремесленничества и народных промыслов», «Московская ладья», «100 лучших товаров России». На предприятии мечтают, чтобы в городе был их, хотя бы небольшой, выставочный зал, где можно было бы продемонстрировать многочисленные изделия.

Такими мы увидели предприятие и его руководителя, женщину, возглавляющую коллектив, состоящий в основном из мужчин. Улыбаясь, она рассказывала, как её сравнили с «Железной леди» приехавшие открывать в Новгороде предприятие москвичи. Они обратились с заказом в «Теремок», а познакомившись с руководителем, решили помочь начинающим своё дело новгородцам – пригласили в Москву и поделились документацией по изготовлению гаражей-«ракушек». Сама она считает, что сильная потому, что у неё сильная группа поддержки. Обаятельная, жизнерадостная – она не похожа на жёсткого начальника с металлическими нотами в голосе. Но с металлом она всё же схожа. В главном. У неё характер с железным стержнем.

Наталья МЕЛКОВА

Фото: Александр КОЧЕВНИК

Смотреть фоторепортаж


Возврат к списку

Комментарии

Rambler's Top100
Оформить заказ
НАШИ АКЦИИ:
НАШИ НОВОСТИ:
МЫ РЕКОМЕНДУЕМ: